• Медицина
  • О нас
  • Пациентам
  • Контакты

Абдоминальная хирургия

Камни преткновения

Клиника Асклепиос в районе Гамбург-Альтона – высокое здание, кажущееся просто огромным. Оно расположено в двух шагах от меня, это, так сказать, мой сосед. Всегда, когда я вечером еду в город, будь-то на метро или на автомобиле, или когда я уже в темноте возвращаюсь домой, я смотрю на освещенные окна клиники. И у меня всегда возникает это ощущение счастья и благодарности за то, что я не являюсь одним из тех, которые томятся где-то там за одним из этих окон. Тот, кто там находится, болен... ему предстоит оперативное вмешательство или он уже перенес операцию, он надеется на то, что боль наконец-то ослабнет, а его страхи вскоре станут меньше. 80.000 амбулаторных и стационарных пациентов здесь ежегодно возлагают надежду на высокоэффективную, а также интегративную медицину. А история клиники началась в 1784 году, еще тогда, когда Альтона относилась к территории Дании.

НУЖНО БЫТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СУМАСШЕДШИМ...

За одним из этих окон сидит профессор, д.м.н. Вольфганг Швенк, главный врач Клиники общей и висцеральной хирургии Центра минимально инвазивной и онкологической хирургии. В его отделении проводится лечение всех хирургических заболеваний брюшной полости и эндокринных желез. При помощи минимальных надрезов он всегда, если только это возможно, справляется с наиболее масштабными задачами: опухоли эндокринных желез, злокачественные заболевания внутренних органов и кишечника. После долгого рабочего дня, длящегося более 12 часов, он рассказывает мне в своем кабинете: «Тот, кто выбирает профессию хирурга, должен быть действительно сумасшедшим! Но даже если это и сумасшествие, все равно это самая прекрасная профессия в мире. Я не хотел бы заниматься ничем другим. Эта работа моя страсть. Она означает каждый день новое восхищение и новый вызов помогать людям». Его глаза при этом сверкают.

Трудно себе представить, что Вы когда-либо излучали скуку или пресыщение. Тысячи дней своей жизни хирург, который регулярно попадает в список лучших, проводит в операционном зале. Профессор Швенк, прежде чем занять должность главного врача клиники Гамбург-Альтона пять лет назад, много лет был руководящим старшим врачом и заместителем директора клиники Шарите в Берлине.
Спектр заболеваний в его отделении особенно велик. Ведь область висцеральной хирургии простирается от области шеи, точнее, щитовидной железы, до паховой области и заднего прохода. А вот рубцы, которые оставляют врачи, напротив, маленькие, и становятся все меньше. Их никак нельзя сравнить с теми, похожими на укус саблезубого тигра, рубцами, которые оставались у пациентов еще 20 лет назад. И вот мы обсуждаем эту тему с профессором, который виртуозно владеет данной техникой проведения операций.

ЕСЛИ ЖЕЛЧНЫЙ ПУЗЫРЬ НУЖДАЕТСЯ В ПОМОЩИ

К одним из наиболее частых оперативных вмешательств в его клинике, а также, если верить списку журнала «Фокус», к самым высококачественным вмешательствам, относится операция на желчном пузыре, ведь ежегодно в Германии проводится 200.000 оперативных вмешательств по удалению камней в желчном пузыре. Тот, кто хоть однажды пережил волны болей, которые похожи на маленьких чудовищ, пронизывающих тело, тот очень рад, если его орган пуст. Хотя желчный пузырь и не является жизненно важным органом, он, тем не менее, играет важную роль в процессе переваривания жиров. В желчном пузыре собирается и концентрируется поступающая из печени горькая жидкость. После приемов пищи она перемещается в кишечник, чтобы пищевые жиры могли хорошо перевариться. Так как желчь является довольно агрессивной, не удивительно, что желчный пузырь часто заболевает. Особенно часто возникают желчные конкременты, образующиеся из сконцентрированного пищеварительного сока, и вследствие этого могут возникнуть вышеописанные болезненные колики и воспаления. «В настоящее время предпочтительным методом удаления желчного пузыря является лапароскопический хирургический метод. Примерно 90% всех операций на желчном пузыре проводятся таким способом. Вы относитесь к тем хирургам, который изучали еще так называемый «большой разрез брюшной стенки» – в чем же состоит преимущество минимально инвазивной операции?», - спрашиваем мы профессора.

«Здесь есть не одно преимущество... их сразу несколько», - отвечает специалист. «Я думаю, что лапароскопическая операция это настоящая удача для пациентов. Благодаря маленьким разрезам брюшной стенки у пациентов после операции меньше болезненных ощущений и они быстрее снова встают на ноги. Они восстанавливаются быстрее, чем после традиционной операции, и в большинстве случаев уже через 2-4 дня после операции выписываются из клиники. Нельзя недооценивать и косметическое преимущество – после операции остаются лишь крошечные рубцы, которые практически незаметны».

Видеоигры тоже обладают преимуществами

Возникают ли ситуации, в которых желчный пузырь все-таки необходимо удалять традиционным способом? Профессор Швенк: «Только при тяжелых воспалениях и особенных проблемах. Например, если в ходе проведения минимально инвазивной операции возникают осложнения, врачи меняют хирургический метод на открытую операцию». В некоторых случаях более крупный разрез брюшной стенки после перенесенной ранее операции может привести к срастаниям в ткани, что делает минимально инвазивное удаление желчного пузыря невозможным. Однако это скорее исключение.
Часто это означает, что многие более молодые хирурги могут проводить операции исключительно минимально инвазивным методом, и что при более крупном вмешательстве они должны приспосабливаться... это шутка? «Итак, за последнее время все действительно изменилось», -соглашается специалист. «Когда я начинал работать, каждый молодой хирург должен был провести минимум 20-30 «открытых» операций, прежде чем ему разрешалось выполнять операции минимально инвазивным методом. Сегодня все с точностью до наоборот. Сейчас хирурги сначала изучают лапароскопию, прежде чем они начнут изучать большую открытую операцию. Однако это действительно так, многие коллеги по этой причине намного более опытны в проведении лапароскопических вмешательств».

«И что же будет, если дежурный хирург владеет только одним методом, а именно минимально инвазивным?», - снова спрашиваем мы. «Не беспокойтесь», - успокаивает врач. «Ночью у нас всегда дежурят хирурги, которые владеют обоими методами».

Действительно ли хирурги-мужчины выполняют операции лапароскопическим методом быстрее, чем хирурги-женщины? Профессор Швенк улыбается: «Да, в этом есть доля правды, и на это есть одна простая причина. Как показывает опыт, мальчики играют в компьютерные видеоигры больше, чем девочки – и поэтому позже для них легче справляться с лапароскопией, благодаря ловкости рук». Однако благодаря ежедневной практике хирурги-женщины быстро нагоняют.

РЕШЕНИЕ: Это абдоминальная хирургия!

Это очень увлекательно слушать человека, которому необходимо полностью доверять, если отдаешь свое здоровье в его руки. Никогда человек не бывает настолько зависим от другого человека, чем во время операции. Почему же Вольфганг Швенк, которого пригласили заменить легендарного хирурга клинки района Альтона профессора Вольфганга Тайхманна, вообще стал врачом? Было ли это решение принято уже в раннем возрасте?

Врач возражает: «Нет, нет. Долгое время я даже думал о том, чтобы стать журналистом как мой отец и мой брат. В школе я очень интересовался историей и политикой. Позже к этим предметам добавились такие естественные науки, как биология и химия». Возможность стать исследователем тоже казалась прекрасным вариантом. Однако когда юный Швенк после окончания школы (средний бал 1,2) проходил практику в качестве медбрата, он внезапно осознал, как это прекрасно помогать больным людям. Во время обучения на медицинском факультете, на который он поступил очень легко благодаря своим хорошим оценкам, он оставался на ночные дежурства в отделении реанимации и подрабатывал в отделении экстренной медицинской помощи. Темой его докторской диссертации была сосудистая хирургия. «На этом с моими мыслями о том, чтобы однажды работать врачом-анестезиологом, было покончено. Я знал: Это хирургия! Именно она является моей страстью».
Среди многих возможностей я выбрал самую широкомасштабную: висцеральную (дословно: хирургия, касающаяся внутренних органов) или абдоминальную хирургию: «И это было лучшее решение в моей профессиональной жизни».
Первым хирургическим вмешательством, которое молодой Швенк провел самостоятельно, был классический случай в этой области: операция по удалению паховой грыжи. Остались ли у Вас воспоминания о том самом первом разе? «Да», - говорит профессор Швенк сухо, «мужчина выжил...»

МАГИЯ, КОТОРАЯ НИКОГДА НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

Мы коснулись темы жизни и смерти. Однако мы затрагиваем и тему волшебства спасения человеческой жизни, которое никогда не опускает хирурга! «Вы знаете»,-  говорит профессор Швенк, «к нам приходят люди с проблемой со здоровьем, которая снижает качество их жизни, или даже, возможно, угрожает их жизни. И мы, хирурги, благодаря нашему искусству можем решить эту проблему относительно быстро. Мы можем снова восстановить качество жизни, которого так не хватает пациенту. Однако...»
Он на секунду замолкает. «Что, однако?», - спрашиваю я. «Однако»,- говорит профессор Швенк, «не существует ничего другого, что могло бы сделать человека настолько ничтожным, настолько разуверить его в собственных силах, как хирургия. В хирургии Вы испытываете очень большое чувство удовлетворения и полной удовлетворенности, однако – абсолютно честно – также и отчаяния. В таких случаях ты вертишься ночью в кровати и спрашиваешь сам себя: «Почему это было именно так? Мог ли я сделать что-то иначе? Мог ли? Должен ли был? Что я сделал не так? Сделал ли я что-то не так? Почему это случилось?»
Есть ли у Вас примеры таких бессонных ночей? «Конечно»,- кивает он. «Однажды у нас была молодая 30-летняя пациентка, которая только недавно вышла замуж, у которой было диагностировано воспаление брюшины. Вплоть до девятого дня после операции все протекало превосходно. Однако потом возникло кишечное кровотечение, и пациентка была прооперирована повторно много раз. На протяжении многих месяцев она оставалась в отделении реанимации и интенсивной терапии, она провела в клинике одиннадцать месяцев, в течение 70 дней ее живот оставался открытым, каждый день проводилось промывание и очищение. Ей был сделан искусственный задний проход. Во время моих последних обходов, вечером я всегда приходил к ней», - рассказывает профессор Швенк, «я НИКОГДА не покидал клинику, не навестив ее. Молодая пациентка никогда не сдавалась, и ее семья всегда боролась за девушку... и я тоже никогда сдавался». Это именно те моменты, именно та твердость, благодаря которым мягко, но крепко удерживаются шелковые нити, на которых так часто висит человеческая жизнь. Не так уж и много. Не так уж и мало. Но прежде всего – никогда не сдаваться.
Профессор делает глубокий вздох и говорит: «Недавно я увидел ее снова. Она живет практически нормальной жизнью. У нее больше нет искусственного заднего прохода. В конце концов, все закончилось хорошо. Но это был длинный путь».

Существует ли такое понятие, как самая прекрасная операция?
«Когда-то я так думал»,- говорит врач, «но со временем я стал умнее. Я знаю, что даже идеальная операция может показать плохой результат. Это дилемма в хирургии. Это именно то, что я понимаю под словом «смирение». Поэтому я никогда не покидаю операционный зал с мыслью о том, что это была идеальная операция. Я смотрю, как складывается дальнейшее течение заболевания и только когда-нибудь потом, возможно, могу сказать о том, что все прошло отлично».
Медицинское искусство ловкого обращения со скальпелем это дело, призванное вернуть человеку здоровье. Мы называем это просто медицинской компетентностью. Однако насколько важной является эмоциональная компетентность на пути к выздоровлению? Какое значение имеет она по Вашему личному опыту?
Самое большое – так видит это сам врач. И он рассказывает историю о благодарной пациентке, которая каждый год в день, когда ей была проведена операция, приходит к нему и приносит для его отделения в качестве благодарности домашнюю выпечку или бутылку вина. Врач рассказывает о дружбе, которая возникла между ним и одним из пациентов в клинике.
Профессор Швенк: «Мужчина пришел к нам с раком двенадцатиперстной кишки. Рак, который возник практически как гром среди ясного неба, без каких-либо симптомов, без предупреждения – кошмарный сон. Я его прооперировал. Он все хорошо перенес, и та дружба, которая возникла здесь, в клинике, сохранилась и до сегодняшнего дня. Это те моменты, когда я безоговорочно утверждаю: У меня отличная профессия». Однако дружба между врачом и пациентом это скорее исключение, возражаю я.

ФАКТОР ИЗЛЕЧЕНИЯ – ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

«Конечно», говорит он. «Однако я на сто процентов убежден в том, – это и мой личный опыт – что человечность, близость, хороший контакт с пациентом ускоряют процесс выздоровления. Поэтому для меня лично и для нашей команды очень важно построить доверительные отношения. Отношения между врачом и пациентом должны быть соответствующими. И наконец, пациент должен доверять врачу».

Как же можно построить такие доверительные отношения?
Профессор Швенк: «Я беседую с пациентом перед операцией. И не только о его болезни. Я ищу подход к нему. Я говорю с ним о книге на его ночном столике, о его хобби, детях, о каких-либо общих для нас вещах. Пациент должен почувствовать как можно быстрее, что я больше, чем просто белый или зеленый китель, больше, чем просто операционный техник. Это важно именно для онкологических больных. А что же мы? Мы стараемся донести до каждого пациента, что мы играем с ним в одной команде. МЫ ХОТИМ ПОБЕДИТЬ!»
Мы заканчиваем нашу беседу, к этому моменту профессор провел в клинике более 14 часов. Пойдет ли он сегодня еще и на пробежку... это скорее под вопросом. «Третий фактор, который также важен – кроме эмоциональной компетентности и интереса к пациенту», - говорит профессор прежде, чем мы расстанемся, «это самокритика. Тот, кто ведет себя слишком самоуверенно, забирает у самого себя шанс на то, чтобы стать лучше. Ведь я могу стать лучше, только если я буду самого себя подвергать сомнению. И мы, как хирурги, должны быть хорошими каждый день и всегда становиться лучше. В конце концов, пациенты доверяют нам самое ценное – их жизнь».

Профессор, доктор медицинских наук Вольфганг Швенк, с 01июля 2017 года возглавляет Клинику общей и висцеральной хирургии Городской Клинической больницы г. Золинген, Германия.

Источник - http://www.medizin-fuer-menschen.net/medizin-f%C3%BCr-menschen/galle-prof-schwenk/interview/

 

Gotenstraße 1, 42653 Solingen 
Tel: +49 (0) 212 / 547 - 69 13   l   +49 (0) 177 540 42 70   l
  +49 (0) 173 203 40 66