• Медицина
  • О нас
  • Пациентам
  • Контакты

За многими тромбозами скрывается рак

У пациентов в возрасте старше 45 лет, у которых внезапно диагностирован тромбоз, врачам следует также рассмотреть возможность наличия онкологического заболевания. Такую необходимость подчеркивает профессор Себастьян Шеллонг, глава Немецкого общества ангиологии в своем интервью газете "Ärzte Zeitung", посвященном Всемирному дню по борьбе с тромбозом, который проходит 13 октября.

-             Господин профессор Шеллонг, 20% всех случаев тромбоза вызваны онкологическими заболеваниями. Что скрывается за этими цифрами: нераспознанные онкологические заболевания, пациенты, у которых проведенная терапия была неэффективной ...?

Профессор Себастьян Шеллонг: - Взаимосвязь между тромбозом/ эмболией легочной артерии и онкологическими заболеваниями настолько сильна, что при определённых обстоятельствах она может стать основанием для прекращения проводящейся профилактики тромбоэмболии. Нередко у пациента уже есть онкологическое заболевание или оно впервые диагностируется у него в течение года после возникновения венозной тромбоэмболии.

Опухолевые клетки выделяют тромбогенные вещества, солидные опухоли сжимают вены и замедляют обратный венозный кровоток, или опухоль проникает в стенку вен, что впоследствии приводит к возникновению тромбоза. Кроме того, химиотерапия, лучевая терапия и хирургическое лечение опухолей характеризуются потенциальной тромбогенностью.»

-          Следует ли дифференцировать риск тромбоза при различных видах злокачественных опухолей?

Шеллонг: - Да, например, карцинома поджелудочной железы, желудка, злокачественные опухоли головного мозга и карцинома матки отличаются высокой тромбогенностью. Более распространенные карциномы предстательной железы, молочной железы, бронхиальные и колоректальные карциномы хотя и не являются причиной такого большого числа случаев тромбоэмболии, однако в целом они несут ответственность за большинство случаев тромбоэмболии, ассоциированных со злокачественным заболеванием.

-          Существуют ли критерии, по которым пациентам с тромбоэмболией неясного происхождения необходимо пройти обследование на наличие злокачественных новообразований?

Шеллонг: - Если у человека среднего возраста, скажем, от 45 лет, без каких-либо внешних причин, таких как несчастный случай, операция или длительный постельный режим, диагностирован новый тромбоз или эмболия легочной артерии, нам в любом случае нужно задуматься об этом. В настоящее время в ходе клинических исследований рассматривался вопрос о том, насколько объемным должно быть обследование на наличие опухоли.

Было установлено, что большинство злокачественных новообразований так или иначе проявились бы в течение следующих двенадцати месяцев либо во время полного медицинского обследования, либо в виде новых клинических признаков заболевания.

Позволит ли потенциальный выигрыш во времени, достигнутый благодаря интенсивному поиску и раннему выявлению опухоли, обеспечить прогностически благоприятный эффект, доказано не было. И, конечно же, невозможно обследовать пациента на наличие всех видов рака. Поэтому для того, чтобы не упустить из виду неспецифические признаки наличия опухоли, рекомендуется сбор более подробного анамнеза и проведение физикального обследования, а также контроль основных лабораторных показателей.

Курильщикам дополнительно необходимо проводить рентгеновское исследование грудной клетки. Но пациенты отказываются даже от проведения анализа на онкомаркеры. В остальном важно следить за своевременным проведением рекомендованных обследований, направленных на раннюю диагностику онкологических заболеваний, и, в случае необходимости, их корректировать.

-          Когда следует проводить медикаментозную профилактику тромбоэмболии?

Шеллонг: - В принципе, такую профилактику следует проводить каждому пациенту, который поступил на лечение в стационарное отделение клиники в связи с наличием онкологического заболевания. В настоящее время считается, что после выписки из больницы и при по-прежнему имеющемся онкологическом заболевании дальнейшее проведение медикаментозной профилактики тромбоэмболии в амбулаторных условиях не требуется.

Однако после операции профилактику следует проводить в течение пяти-шести недель. При помощи шкал оценки риска специалисты стараются идентифицировать группы риска, для которых даже в амбулаторных условиях риск настолько высок, что целесообразно проводить медикаментозную профилактику, например, в зависимости от типа опухоли или степени ее распространения. Эти усилия до сих пор не привели к заметным результатам. Однако, вероятно, такие группы риска существуют.

-          Можно ли проводить пероральную антикоагуляцию пациентам с онкологическими заболеваниями?

Шеллонг: - В крупных исследованиях, в рамках которых рассматривалась эффективность и безопасность новых прямых пероральных антикоагулянтов (DOAK), принимали участие лишь несколько пациентов с онкологическими заболеваниями, поскольку в соответствии с положениями рекомендательного характера пациенты в течение нескольких недель и месяцев должны получать низкомолекулярный гепарин (NMH).

На основании этого многие коллеги пришли к выводу, что в этом показании не следует осуществлять пероральный прием антикоагулянтов. Тем не менее, данный пробел в знаниях в настоящее время постепенно заполняется.

В ходе исследования HOKUSAI-VTE-Cancer прямой пероральный антикоагулянт Эндоксабан не уступал в эффективности низкомолекулярному гепарину Далтепарин в отношении комбинации рецидивов венозной тромбоэмболии и эпизодов кровотечения. Гораздо менее объемное исследование с Ривароксабаном подтвердило эти данные. В отношении Апиксабана в настоящее время проводится соответствующее крупное сравнительное исследование.

-          У пациентов с онкологическими заболеваниями существует повышенный риск кровотечения. Как найти правильный баланс между медикаментозной профилактикой тромбоза препарата и предотвращением кровотечений?

Шеллонг: - в отношении дозировки препаратов для профилактики тромбоза вопрос кровотечений не имеет решающего значения. Ситуация выглядит совершенно иначе, когда при наличии онкологического заболевания по причине возникшего тромбоза глубоких вен нижних конечностей или эмболии легочной артерии (венозной тромбоэмболии) приходится работать с высокими дозами антикоагулянтов. У пациентов с онкологическими заболеваниями риск кровотечения выше, чем у людей с аналогичной венозной тромбоэмболией, не страдающих онкологическим заболеванием.

В то же время эффективность антикоагулянтов у онкологических больных ограничена. Рецидивы венозной тромбоэмболии у онкологических больных возникают чаще. С одной стороны, им необходимы более высокие дозы антикоагулянтов. С другой стороны, при нормальных дозах препаратов кровотечения возникают у них с такой же частотой, как и у пациентов без онкологического заболевания.

Особую склонность к кровотечениям имеют карциномы, прикрепленные к полостным органам, например, бронхиальная карцинома и карцинома толстой кишки. Это дилемма. При определенных обстоятельствах при чрезвычайно высоком риске кровотечения показано использование противоэмболического кава-фильтра вместо проведения антикоагуляции, но в целом это делается редко.

-          В связи с Всемирным днем борьбы с тромбозом немецкая коалиция по борьбе с тромбозом призывает к тому, чтобы взаимосвязь онкологических заболеваний и тромбоза стала предметом клинических исследований. На какие вопросы должны были бы ответить такие исследования?

Шеллонг: - Клинические исследования - это одно, а реальное лечение пациентов - совсем другое. Открытыми являются вопросы о том, как часто проводится адекватная профилактика, как часто рекомендуемая профилактика не проводится или проводится в слишком большом объеме. Это особенно щепетильный вопрос при наличии онкологических заболеваний.

Другой темой для исследований мог бы стать вопрос о том, в каком объеме проводится полное медицинское обследование на практике. Поскольку положения рекомендательного характера допускают определенную область принятия решений. И мы могли бы попытаться выяснить, сколько онкологических заболеваний мы в действительности выявляем в рамках рекомендованного полного медицинского обследования.

Специалисты в области сосудистой хирургии Городской клинической больницы г. Золинген, Германия, всегда готовы помочь вам с консультацией и организацией диагностики и лечения в нашей больнице. Пишите, заказывайте обратный звонок или сами звоните нам.

Tel.: +49  212 547 69 13 
        +49 177 540 42 70 
        +49 173 203 40 66 
E-Mail: kontakt@international-office-solingen.de 

 

Источник - https://www.aerztezeitung.de

Поделиться:

Gotenstraße 1, 42653 Solingen 
Tel: +49 (0) 212 / 547 - 69 13   l   +49 (0) 177 540 42 70   l
  +49 (0) 173 203 40 66